Плач матери

Взрослым детям: «Блажен, кто предков с чистым сердцем чтит.» И. Гёте.

Мир, действительно, изменился. И ей никак не принять тот эгоизм и индивидуализм, правящий в обществе современных, заточенных на успех и карьеру, людей.

Она была достаточно хорошей матерью. В психологии не принято оценивать ту или иную роль, поступки, и это понятно, ведь любое оценивание ведет к изменению самоощущения, конкуренции. Поэтому договоримся, что термин «Достаточно хорошая мать» подразумевает ту отдачу и ту бескорыстную заботу о своих детях, на которые она была способна в то время, когда родила и воспитывала их.

Мне хочется верить, что в каждой девочке с самого рождения заложен инстинкт материнства, который, если женщина родит, помогает ей справляться с трудностями воспитания и находить верные решения. Моя героиня (назовем ее Алла) из тех, кто, действительно, исходя из своей природы, отдает себя детям полностью.

Выйдя замуж молоденькой девушкой, она мечтала о большой и дружной семье. Там, в советской стране, откуда родом наша героиня, семья как ячейка общества была очень важной составляющей всей государственной политики: и социальная поддержка, и дотации на детские товары, и бесплатное предоставление жилья, и бесплатное образование и медицинское обслуживание – все это способствовало тому, чтобы рожать и воспитывать будущих членов социалистического общества. Была надежность, безопасность и уверенность в завтрашнем дне – и потому женщины рожали.

Вот и Алла родила сначала одного, а через несколько лет – и второго ребенка.  Не напитавшись сама в детстве материнской любовью, она решила со своими детьми действовать по –другому, не так, как поступали с ней самой, когда она была маленькой. Алле всегда не хватало ни тепла материнского, ни ласки, ни понимания, ни участия. И она заключила, что уж в ее-то семье все будет совсем иначе. Она задумала отдавать сполна детям, чтобы они не знали ни в чем нужды.

Именно поэтому она приняла трудное для себя решение (а она ведь была очень способной к познанию наук) оставить перспективную работу и посвятить все свое время, силы семье и детям. В те 90-е годы прошлого века закон о всеобщей занятости уже не действовал. Тогда многие остались без работы: кто по собственному желанию, кто – по принуждению.

 Бывало, что дети болели и тогда Алла могла не спать ночами, просиживая у детской кроватки и наблюдая, как спит и дышит ее малыш. Тревога за здоровье и жизнь малышей была сильной и поэтому ей было не уснуть. Муж ее был единственным добытчиком в семье и потому бОльшую часть времени проводил на работе. И, как водится, все домашнее хозяйство было на Алле: после бессонной ночи она все равно вставала к 6 утра и шла готовить мужу завтрак. Потом растапливала дровяной котел, чтобы нагреть воды для стирки и уборки, кормила малышей и, на ходу перекусив, принималась за стирку, что скопилась со вчерашнего дня. День за днем, неделя за неделей – дети подрастали и требовали все больше внимания. Несмотря на то, что Алла не ходила на работу, весь день дома был расписан по минутам. Любая домохозяйка подтвердит, что домашние дела редко когда заканчиваются. Готовка, уборка, стирка, глажка, прогулки с детьми, игры, занятия – это лишь небольшой перечень того, что Алле приходилось успевать за день. Естественно, о себе она совсем не думала и потому мало-помалу стала забывать то, чему училась в институте, за собой тоже следить было особо некогда.

Но она не унывала, ведь ее целью было напитать любовью свои чада, дать им сполна всего того, чего ей в свое время не дали. Можно сказать, что она бессознательно решила действовать противоположно стилю поведения своей матери: понимала капризы детей, уважала их желания и мнения, считалась с их интересами, шла навстречу их прихотям, не повышала голоса, отодвигала свои желания подальше, все лучшее отдавала детям. Несмотря на столь уступчивое и тихое поведение матери, дети росли шумными и требовательными. Да и как может быть по-другому, ребенок ведь очень хорошо чувствует, из кого можно вить веревки. Любовь Аллы к детям сделала ее мягкой и податливой: ей трудно было устоять перед капризами малышей, перед их слезами и желаниями. Хочешь игрушку – пожалуйста; хочешь поехать в лес – пожалуйста; хочешь учиться в другой школе – пожалуйста; хочешь изучать язык – пожалуйста; хочешь бросить изучать – и это пожалуйста!

Алла была уверена, что подавлять волю и желания ребенка – это насилие, а она хотела, чтобы ее дети выросли внутренне свободными и уверенными в себе.

Время шло, дети уже закончили школу. А она по-прежнему не работала, готовя обеды, ужины и завтраки, убирая и стирая за всеми членами семьи. Может, сейчас она бы и пошла трудиться по профессии, но стала замечать в себе неуверенность в своей квалификации – ведь столько лет прошло! Не так просто осилить страх, и она себя убедила, что ее призвание – быть матерью.

Решить –то она решила, только вот стала замечать, что выросшие дети слишком сухи к ней и требовательны. Она по-прежнему шла им навстречу и выполняла их желания, а они словно не замечали ни ее саму, ни ее состояния и настроения. Желание отдавать без остатка обернулось против Аллы – дети выросли эгоистично и потребительски настроенными. Если старшая дочь еще могла кое-где смолчать, то младшая направо и налево критиковала поведение матери, осмеивала ее мысли и поступки. Но Алла не понимала, что она делает не так, в чем провинилась перед детьми. Ее разгрызало чувство вины, что она плохая мать, и старалась еще больше угодить детям…

Все чаще у Аллы стали появляться признаки депрессии, неустроенности жизни и неудовлетворенности. Дочки упорхнули из родительского гнезда, оставив после себя горечь обид, ссор и недовольства матерью, Алла же почувствовала одиночество и пустоту… Ту щемящую пустоту, когда жизнь кажется лишенной смысла. Она мечтала о крепкой и дружной семье и вкладывала в это все свои силы, а что получила? Дочери не ценят ее, работы нет, с мужем также формальные отношения.

Но все-таки она продолжала жить надеждой, что отношения можно исправить, что они, наконец, увидят, какая у них хорошая мать и тогда это будет счастливая семья. Подогреваемая данной мечтой, она изо всех сил старалась помогать своим дочерям то учиться, то нянчить внуков, то решать их финансовые проблемы. Но все закончилось так быстро, что и не верится.

Когда Алла в очередной раз «наезда» со стороны младшей дочери себя защитила, та просто прекратила с ней общаться. И вторая вскоре нашла повод обидеться на мать. Дочери, обретя уверенность в жизни, вдруг решили оборвать эту связь. Что это? Бездушие и черствость или цинизм и эгоизм? Молодые девушки, начитавшись книг по «психологии», натренировавшись успеху, решили вычеркнуть из жизни ту, которая с самого их рождения была так им предана? Где та природная связь между матерью и дитя, а каком бы возрасте они не находились?

Для Аллы с того момента мир рухнул. Она впала в глубокую апатию, нежелание жить. Депрессивное состояние стало для нее обычным. Слезы и постоянные ожидания звонков или сообщений – этим она жила. Она делала попытки самой звонить и писать, но тщетно – дочери молчали. Не радовали ни друзья, ни материальное благополучие, ни муж. Алла просыпалась по утрам и единственным в ее голове был вопрос: «А ради чего жить?». Снова и снова она прокручивала историю своей жизни и упорно искала промахи воспитания. Чувство вины разрасталось.

 Прошло много времени, прежде чем она обратилась ко мне за психологической помощью. И было проведено множество часов индивидуальной работы, прежде чем она стала научаться самоуважению и самопринятию.

Нет, дочери не вернулись. Пока. Но Алла уже может справляться с ситуацией, когда она для своих дочерей вдруг стала чужой и далекой.

Мне хочется обратиться к взрослым детям, тем, которые до сих пор таят обиду на своих родителей. Ваши мамы не виноваты ни в чем. Это правда. Ваши мамы делали все возможное, отдавали то, что умели и то, что могли. Они не безупречны, они сами несут в себе травмы предыдущих поколений. Они могли совершать ошибки, могли быть резкими и требовательными, а иногда – слишком мягкими и уступчивыми. Они любили и продолжают любить вас той любовью, на которую способны. Поэтому, будучи взрослыми, обижаться на родителей – это по-прежнему пребывать в состоянии ребенка, от которого ничего не зависит. Даже если вы считаете, что мать испортила вам жизнь – ваша задача — разобраться самим со своей жизнью и взять на себя полную ответственность за все чувства, мысли и события, которые в ней происходят.

Желание разобраться с собственными переживаниями может помочь понять чувства и поступки вашей мамы. Понимание – путь к прощению. Прощение и сочувствие позволят наладить отношения с самым близким и дорогим для большинства человеком – мамой.

Многие не ощущают той сакральной роли, которую исполняет мать в жизни ребенка: пока жива мать – взрослый сын или дочь чувствует за спиной защиту, опору, безопасность. Мать как щит – даже если ее нет рядом, она все равно с вами, она любит, оберегает и желает добра. Сын, порвавший отношения со своей матерью, чаще всего не достигает успеха в жизни – будь то семья или работа.

Для внутренней опоры очень важна семейная связь, связь поколений рода. Такой человек действует в жизни решительней и уверенней, у него есть мужество добиваться целей.

P.S. Повествование основано на историях клиенток, Алла – собирательный образ матери.

Копирование разрешено только с указанием на источник.